Башенный кран

Никанор (Бровкович), архиепископ Херсонский и Одесский

Поучение при освящении церкви Одесского коммерческого училища

Даже и иноплеменник, который не от народа Твоего Израиля, когда он придет из земли далекой ради имени Твоего великого... и будет молиться у храма сего: Ты услышь с неба, с места обитания Твоего, и сделай все, о чем будет взывать к Тебе иноплеменник, чтобы все народы земли узнали имя Твое, и чтобы боялись Тебя, как народ Твой Израиль, и знали, что Твоим именем называется дом сей, который построил я (2 Пар.6,32-33; 3 Цар.8,41-43) Это вдохновенные слова молитвы, произнесенной боговдохновенным царем израильским Соломоном при освящении созданного им в Иерусалиме храма святому имени единого истинного Бога Израилева. При освящении сего храма, в построении которого участвовало усердие русских не только христианского, но и Моисеева закона, в заведении, в котором воспитываются дети обоих законов, скажем несколько слов о родословном происхождении храма новозаветного от ветхозаветного... С того и начнем, что мы христиане и израилиты, братья не только по плоти, но и по духу, и обратно, не только по духу, но и по плоти. Что сыны Израилевы происходят от отца верующих Авраама, это всякому известно. Но и мы, христиане, имеем отцом себе того же Авраама. Это в Божественном откровении как Нового, так и Ветхого Завета раскрывается, между прочим, в следующих чертах. Благословляя двенадцать патриархов-родоначальников израильского народа, сынов своих, патриарх Иаков, первый нареченный именем Израиля, изрек четвертому сыну своему Иуде такое пророчественное благословение: "не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов". Это читается в ветхозаветной книге Бытия (Быт.49,10). От патриарха Иуды через преемственный ряд старейшин, князей колена Иудина, имена которых сохранены в ветхозаветных же книгах, от Иессея родился Давид царь. От Давида царя произошел ряд царей сперва всего Израиля, а потом только царства иудейского, до пленения Вавилонского, и ряд царских потомков до избавления от плена при Зоровавеле. К тому времени царский скипетр от Иуды отошел, хотя для двух колен, Иудина и Вениаминова, составлявших до плена Вавилонского иудейское царство, и продолжалось пока еще более или менее независимая политическая жизнь иудейского народа, равно как продолжалось еще и народное законодательство, более или менее самостоятельное. С воцарением же над Иудеей Ирода Идумеянина и рода его, не только скипетр отошел от Иуды, но и законодатель от чресл его отошли уже совсем. Значит, по пророчеству патриарха Иакова-Израиля, пришло теперь время явиться обетованному Примирителю, которому предопределена покорность не только Израиля, но и прочих народов. Как раз к этому времени родился великий Израильтянин, потомок патриархов Авраама, Исаака и Иакова-Израиля через Давида, Господь Иисус Христос, основатель христианства. А что Он потомок Давида царя по разным линиям, по нареченному отцу Иосифу и по матери Деве Марии, это доказывается сохраненными у евангелистов родословными списками, которые у Израильтян сохранялись заботливее, чем у какого-либо другого народа, так что и другой самый великий после Моисея Израильтянин, апостол Павел, вслух для всего Израиля того времени называл себя потомком Израиля, именно из колена Вениаминова; так что даже в наше время некоторые именитые израильтяне не без некоторого основания ведут свое происхождение от того или другого из двенадцати колен Израиля. Значит родословные списки у Израиля не только с великой заботой, но и с немалой достоверностью блюдутся даже до сего дня. Что мы, христиане, братья Израилю по духу, это ясно. Иисус Христос передал Своей церкви ветхозаветную историю, как священную. Передал и ветхозаветную догму, как истину божественную, раскрыв только особенно учение о Троице, для которого впрочем и в ветхозаветном откровении имеется множество оснований. Передал церкви и все ветхозаветное нравоучение, как святейшее, уяснив только особенно ветхозаветное же божественное учение о любви и чистоте сердечной и показав его беспредельную высоту. Иисус Христос не только Сам соблюдал все обряды ветхозаветной веры, но и Своей новозаветной церкви передал на соблюдение весьма многое и из обрядословия ветхозаветного; передал гораздо больше, чем многие из вас думают. Так, все ветхозаветные священные книги чтутся и читаются и в новозаветной церкви также, как священные. Святые псалмы, как и прочие священные ветхозаветные песни, поются в на ших храмах, как пелись и в ветхозаветном иерусалимском храме. Ветхозаветные псалмы и песни, молитвы и пророчества стали основой всех песней и молитв нашего христианского богослужения. Все наши святые таинства имеют родословную связь с теми или другими из ветхозаветных обрядов. Все обряды нашего христианского богослужения и в основе и даже во многих подробностях также родословно связаны с чинопоследованиями богослужения ветхозаветного. Само устройство наших храмов располагается по подобию ветхозаветного иерусалимского храма, который сам был построен по образу скинии, которая, в свою очередь, построена была по образу таинственной небесной скинии, показанной Самим Богом Моисею на горе Синай. Не глядите на эту домовую церковь, хотя и в ней видны основные очертания первообразного христианского, как и древнего иерусалимского ветхозаветного храма. Но глядите на главные очертания именно первообразных храмов христианской старины, которые имели троечастный состав, в которых был и притвор, соответствовавший двору храма и скинии ветхозаветных. А далее уже не только в древних, но и во всех наших храмах, как и в этом самом храме, вы видите святилище и святое святых так же, как и в Ветхом Завете. Вот родовая связь христианского новозаветного храма с ветхозаветным иерусалимским. Что мы братья Израилю не только по духу, но и по плоти, это в Ветхом Завете выясняется между прочим так. У пророка Исайи в 11 главе мы читаем: "и произойдет отрасль от корня Иессеева (от корня Давидова), и ветвь произрастет от корня его; и почиет на Нем Дух Господень... И жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого... Земля будет наполнена тогда веде- нием Господа, как воды наполняют море. И будет в тот день: к корню Иессееву (корню Давидову), который станет, как знамя для народов, обратятся язычники,- и покой его будет слава. И будет в тот день: Господь снова прострет руку Свою, чтобы возвратить Себе остаток народа Своего (Израиля), который останется у Ассура (в Ассирии), и в Египте,... и на островах моря (Средиземного). И поднимет знамя язычникам (слушайте и вникайте!), и соберет изгнанников Израиля, и рассеянных иудеев созовет от четырех концов земли" (Ис.11,1-12)... Этот символический образ, начертанный пророком Исайей, разъяснен далее в послании к Римлянам великого израильтянина святого апостола Павла (Рим.11,16-17). Израиль - это святой корень, святой начаток. От этого корня произрастает ветвь,- это Господь Иисус Христос. На этой главной ветви или новом стволе, вырастающем от святого корня, растут меньшие ветви, сперва ветви естественные,- это верные чада Израиля. Но в то же время к той же главной ветви прививаются ветви и с других деревьев, ветви дикие; а, прививаясь к ней, становятся через нее общниками и корня и того сока, который вытекает из корня и питает целое дерево. В основе этого родственного общения новопривитых ветвей с живоносным корнем и исходящим из него соком лежит общее духовное. Ветви прививаются к дереву и держатся на нем верой. Но вера сливает своих последователей не только в единый дух, но и в единую плоть, и сливает даже успешней и крепче, чем плотское родство, чем происхождение от одного родового корня... Таким образом и все христиане, усвоив веру древних христиан, многих и от племени Израилева, веру апостолов, веру Христову, стали сродны не только по духу, но и по плоти всему древнему христианству; стали сродны первым насадителям христианства, святым апостолам и Самому Иисусу Христу. А привившись к этой предуказанной пророком Исайей божественной ветви, выросшей от усеченного корня Иессеева и Давидова, мы всасываем в себя соки этого богонасажденного дерева не только по духу, но и по плоти, и становимся не только духовно, но и телесно сродны через Иисуса Христа всему древу Израиля, становимся потомками Исаака и чадами отца верующих патриарха Авраама. А значит, мы братья и современному Израилю, и братья не только по духу, но и по плоти, так как вместе с ними мы единого отца имеем - Авраама, как и единого же Отца Небесного, единого истинного Бога. Что же между нами вышло? Отчего мы так разошлись? Отчего христиане и израилиты так удалились друг от друга не только по плоти, но и по духу? На это великий израильтянин апостол Павел отвечал Израилю своего времени так: "истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть, Израильтян, которым принадлежит усыновление" Богу, а через них и нам; им "и слава, и заветы" Божии, "и законоположение", данное Богом, и богоучрежденное "богослужение и обетования" Божии; "их и отцы", Авраам, Исаак, Иаков, Давид и другие; "и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки" (Рим.9,1-5). "Желание моего сердца и молитва к Богу" всегда "об Израиле во спасение" (Рим.10,1). "Неужели Бог отверг народ Свой? Никак. Ибо и я Израильтянин, от семени Авраамова, из колена Вениаминова", еврей от евреев, по учению фарисей. "Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал" по предведению. "Итак спрашиваю, неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам". Их падение - "богатство миру". Их оскудение - "богатство язычникам". - Короче, апостол Павел раскрывает тайну божественного домостроительства, что отпадение Израиля, по неведомым нам планам Божиим, было необходимо для привлечения к Богу язычников; что это отпадение Израиля только временное, и что придет время, когда Израильтяне снова привьются к корню живоносного истинно-израильского дерева, и это будет великим благословением Божиим для всей церкви Божией, для всего человечества, для всего мира. "Если отвержение их" было "примирение мира, то что будет",- вопрошает апостол Павел,- "что будет" обратное "их принятие, как не жизнь", как не воскресение "из мертвых"! Если их "начаток свят, то и целое". Если их "корень свят, то и ветви. Если же некоторые из ветвей отломились, а ты", христианин из язычников, "ты, дикая маслина, привился на место их и стал общником" их "корня и сока маслины, то не превозносись пред" естественными "ветвями", перед израильтянами. "Если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень - тебя", и "не гордись, но бойся". "И те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их. Ибо, если ты", христианин из язычников, "отсечен от дикой по природе маслины, и не по природе привился к хорошей маслине: то тем более сии природные" ветви "привьются к своей маслине". "Не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей", "что ожесточение произошло в Израиле отчасти", только "до времени, пока войдет" в церковь Божию "полное число язычников". И таким образом "весь Израиль спасется, как написано: "приидет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова". В отношении к Христову Евангелию, они временно "враги ради вас", для вашего спасения; "а в отношении к избранию" Божию, "они возлюбленные Божии" ради своих отцов. "Ибо дары и призвание Божие непреложны" (Рим.11)... Нужно сказать, что по духу своего учения они никогда и не желали, чтобы мы, для них инородцы, пришли к ним в их молитвенные храмины на условиях братской равноправности. Чадами Авраама они мнили и мнят единственно только себя. Сам богопросвещенный Соломон, даже в молитве к Богу при освящении иерусалимского храма, ясно отличает Израиля от иноплеменника, различает их права на молитву в израильском иерусалимском храме. "Даже иноплеменник,- молится Богу царь Соломон,- даже иноплеменник, который не от народа Твоего Израиля, когда он придет и будет молиться у храма сего, Ты услышь его...". Вникните в оттенки выражений молитвы: "даже иноплеменник, когда будет молиться у храма сего", не в храме сем. Это не просто, но тут скрывается особая мысль. Целью ветхозаветного домостроительства Божия было не слить избранный народ Божий с другими народами, но совершенно наоборот обособить. Оттого в скинии Моисеевой и не мог молиться никакой иноплеменник тем более, что Моисей повелел даже истреблять иноплеменников, которые поселились бы в среде избранного народа. Потому и Соломон допускал иноплеменников молиться не в храме, а только у храма. Израильтяне в период царей не имели, да и не заботились делать прозелитов, которые обращались бы к израильской вере, а наоборот сами постоянно уподоблялись (ассимилировались) язычникам, увлекаясь идолопоклонством и изменяя вере своих отцов. В эпоху от плена Вавилонского до Христа, израильтяне сталибыло иметь прозелитов своей веры, и даже немало. Тем не менее и в эту эпоху они не пускали язычников в свой храм, а устроили при иерусалимском храме особый для язычников двор, да и то под страшным условием, что всякий из язычников, который дерзнул бы проникнуть далее двора языческого, должен быть умерщвлен. Ко времени пришествия Христова на землю у них утвердилось мнение, что и Царство Небесное предопределено единственно только плотским чадам Авраама, или, по меньшей мере, предопределено в несравненно превосходнейшей перед другими народами степени. Поэтому прозелитизм был всегда даже противен духу уклонившегося от Духа Божия израилитизма. Если же ко времени рождества Христова израилитизм делал и немало прозелитов, то это было не столько плодом усилий представителей израильской веры, сколько веянием Духа Божия, который, привлекая некоторых язычников к усвоению веры в истинного Бога Израилева, приближал всех язычников и приготавливал их к принятию не узко-национальной иудейской, но всемирной истинно-израильской веры Христовой во единого, истинного Бога Вседержителя. И заметьте, от дней распятия Христа и разорения храма иерусалимского израилитизм вовсе не имеет и не делает прозелитов. Тут есть нечто роковое, таинственное! В эти самые дни на нашу неделю Ваий, приближаясь от горы Елеонской, в последний раз к Иерусалиму, Иисус Христос, смотря на него и славный храм его, "заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! но это сокрыто ныне от глаз твоих; ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего" (Лук.19,41-44). "Истинно говорю вам, что все сие придет на род сей. Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст" (Мат.23,36-38). Без сомнения нужно полагать, что судьба Израиля, церкви Божией и всего мира направилась бы совсем иначе, если бы Иерусалим уразумел тогда день посещения своего Спасителем и Богом по пророчеству Малахии: "и внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел завета, которого вы желаете; вот, Он идет, говорит Господь Саваоф" (Мал.3,1)... ... Сближение между нами видно и из того, что при единстве как у них, так и у нас, первоначальной священной истории о происхождении и судьбе истинной веры до времени пришествия Христова, при единстве исповедания основных догматов веры, при единстве основного обрядословия, при единстве и нравоучения не только в основах, но и в подробностях раскрытия, современные израильтяне начинают сближаться с нами и в тех поднебесных высотах совершеннейшего нравоучения, которые разъяснены Иисусом Христом в Нагорной проповеди о блаженствах и вообще в Евангелии. Лучшие из современных израильтян, каков и духовный глава их и учитель в нашем городе, заговорили ныне о равноправности с ними и христиан на наследие Царства Небесного, о братстве всех народов, как чад единого Отца Небесного, о братской между ними любви, обязательной для израильтян так же, как и для христиан...

Никанор (в миру - Александр Иванович Бровкович, 1827-1890) - архиепископ Херсонский и Одесский, религиозный философ и духовный писатель, ректор Казанской духовной академии.

Печатается по изданию: Православное обозрение. -1884. -N2.-С.3-17 (в сокращении). В некоторых случаях лексика, орфография и пунктуация источника сохранены.